Вице-Москвин в интервью Дрозденко: «Сознаюсь, примерял ваше кресло» — Фонтанка.Ру

Потренировавшись на журналисте 47news, Александр Дрозденко взялся за тех, кто поближе. Тут ему подвернулся вице-губернатор по строительству Михаил Москвин. Когда журналист расшифровывал аудиозапись, убирая, как у нас говорят, «мусор», не смог удержаться от коротких ремарок по ходу пьесы.

Глава первая: «Месяц вспоминал, как побывал у Совершаевой»

— Вы работали во Всеволожском районе, потом в Госстройнадзоре, сегодня здесь. Ответ понятен, но всё-таки: где было интереснее и комфортнее? – начинает Дрозденко.

— Конечно, сейчас у меня место работы намного интереснее и живее, чем раньше. Но я обращаю внимание на другое. Когда я был муниципальным служащим, даже региональное управление строительства выстраивало отношения так, что мы из района считали правительство недосягаемой высотой. Приходили к нам и говорили: надо так и так, дайте показатели, — никуда не делся Москвин.

— Космонавты такие были, да?

— Великого масштаба люди. Вице-губернатор казался человеком из космоса, про губернатора вообще не говорю.

На субъективный взгляд журналиста фраза «Великого масштаба люди» произнесена так четко и иронично, что захотелось написать книгу именно с таким названием.

— Помню, когда я был главой Кингисеппского района, приехал по рабочим вопросам в кабинет Любови Павловны (речь о 1997 году, Совершаева была вице-губернатором по имуществу ЛО — ред.). Я потом месяц вспоминал — был на приёме у целого вице-губернатора.

— Сейчас мой пост — это не генеральские погоны, это лычка сержанта. Многие люди, к которым я приезжал ещё просителем, до сих пор тут работают, контакты сохранились, это очень полезно для работы.

Смею вклиниться в разговор не как редактор текста: обращайте внимание на лаконичность вице-губернатора. Если бы я не знала, что он сидел напротив Александра Дрозденко, думала бы, что стоял.

— Вообще, моё самое счастливое время было, когда я работал замом — вице-мэром Кингисеппского района и вице-губернатором. Особенно первое время, когда Валерий Палыч интенсивно взялся за работу. Приглашал молодых ребят с желанием работать — Двас, Пасяда. Поначалу было здорово, он сам брал на себя ответственность, тащил всё. У меня было такое направление — недвижка, земля. Закрыл дверь в пятницу, никуда это всё от тебя не денется, в выходные расслабляешься. Губернатором быть — дело неблагодарное. Хотя, при мне, наверное, и вице-губернаторам непросто? Вряд ли для Вас это самое счастливое время?

— Как ни крути, зам он и есть зам. Всегда есть кто-то за спиной.

— Признайтесь, раздражают долгоиграющие проблемы, вроде плохих дорог, дольщиков, дырявых сетей? Понятно, многое Вам досталось в наследство.

— Хочется сказать, «не мне, а нам» достались в наследство. Раздражает, конечно. Многие дольщики знают мой телефон, он не менялся с момента, когда был муниципальным депутатом.

— И женщины знакомые, наверное, раздают.

— Сейчас уже по-разному. Иногда приходят сообщения с оценкой моих действий. Там лестного мало — угрозы, обзывательства. Потом думаешь — человека тоже можно понять, ему надо куда-то выплеснуть.

«Да какой я хозяин?». Глава вторая

— Вам не обидно, когда на митингах кричат, что Вы всё украли?

— Первое время было обидно.

— Лицо не хотелось никогда никому набить? Львовичу (владелец компании «Навис» — ред.) или Смирнову (владелец компании Normann – ред.)? Вы же спортсмен.

— У меня было пару раз на муниципальной службе, когда телефон разбивал, кидал в подрядчика. Депутат Пасяда (владелец компании «ГСК», был депутатом ЗакСа — ред.) взял обязательство построить школу в Гарболово, а подрядчики всё валились да валились. Телефоны-то тогда были металлические, Nokia.

— Я тоже кидался телефоном. В КУГИ полно теоретиков. Меня всегда раздражало, когда рака за камень заводят.

— Сейчас уже не покидаешься.

— Мы ограничены записями. Иногда так хочется сказать человеку один на один, а он же выложит это в сеть. Нет ли у Вас ощущения бессилия? Будто нас все вокруг кинули, сверху почти год никто не помогал по дольщикам.

— Бессилия не было, руки не опускаются.

— Может, потому что губернатор не опускает руки?

— Всю правду скажу: именно из-за этого.

— Не было ощущения, что могут Вас крайним сделать?

— Пока не было.

— Для меня доверие между нами важно. Были советы сделать Вас крайним по дольщикам. Но я сказал, как же так, получится, что в моей команде работает человек, но делает не то, что я ему говорю?

— Опасения и страха у меня нет.

— Мне иногда кажется, что Вы с Горбуновым (председатель Госстройнадзора — ред.) либо слишком набожные, либо чтите кодекс самурая. Иногда кажется, надо взорваться, а Вы спокойно на всё реагируете.

— Это просто таблетки… И свойство характера, природа. У нас есть философия, но она разная. У Горбунова один девиз — всё, что нас не убивает, делает сильнее. У меня несколько иное — равновесие.

— У вас под контролем огромное количество строек. Мы понимаем, в каком мире мы живём, с каждым объектом обрастаешь договорённостями. Много всяких решений, всё надо увязать, не сложно ли регулировать?

— Меня это не тяготит, приноровился проходить между каплями дождя.

— Имею в виду такие случаи. Условно, как с ЖК «Галактика». Вы же переговорщик с инвестором, компанией «ПИК». Я обещаю дать им гектары, этажность, техусловия по воде. Это как пример. Вы идёте к муниципалам, они начинают выставлять условия. Тут же я давлю, потому что я публично взял на себя обязательства. Это-то все не тяготит?

— Не тяготит, потому что в своей структуре мы разберёмся. Единственное, иногда кажется, что кроме меня и Вас всё это никому не нужно. Но меня больше раздражает, когда строители берут обязательства и не достраивают. Вот как Окунь из «Отделстроя» — обещал построить школу и не стал этого делать. Воронин из «ФСК Лидер» должен был достроить Воронцовский бульвар и тишина. Или Новгородский, «Инвестторг», должен был достроить улицу Строителей и мост через Охту в Кудрово. Считает, эти из власти уйдут, и он ничего не будет строить. А «эти» всё на месте.

— Вы себя считаете хозяином своей отрасли?

— Какой я хозяин? Менеджер, не более. Да и ко мне приходили хозяева бизнеса, ноги на стол клали, а сейчас они то в бегах, то ещё где-то.

— Когда я только стал губернатором, меня спросили, какая у Вас философия, я сказал — директор области. Сейчас считаю себя старшим братом в семье. Вы работали при Самохине, примерно знаете Сердюкова, при мне. С кем удобней работать?

— Вопрос одновременно простой и в то же время сложный. С Вами, потому что я работаю восемь лет, это один из самых больших периодов под началом одного человека моей трудовой деятельности. Но и время сейчас другое мобильный телефон, камеры, соцсети. Ни один, ни другой в сегодняшних условиях не смог бы работать так, как работаете Вы.

«Примерял ваше место»

— Время быстрых решений. Помню руководителей разного уровня, у которых документы лежали неделю-две, я себе этого позволить не могу. Скажите честно, Вы представляли себя на месте губернатора? Я прошёл все этапы работы с руководителями. Первый — это слепое подчинение, когда любой руководитель мне казался зубром, потом — понимание того, что он знает больше, чем я. В конце – порой раздражение, когда я считал, что часть того, что он делает, неправильно. У Вас ещё третий, наверное, не наступил.

— Конечно, были мысли, а что было бы, если бы я оказался на этом месте. Но приходил к одному — да ну его нафиг. Это тяжёлая работа, я её не потяну. Замом-то работать сложно, а руководителем… У Вас же ещё и административное давление, я его не знаю, не вижу, но понимаю, что некоторые решения продиктованы тем, что у Вас больше информации. Но в таком режиме я бы не смог.

— Это было собеседование. Шутка. Давайте иначе сформулируем. Вот ушёл я наверх, Вас назначают исполняющим обязанности. На своё место бы кого поставили? Панкратьева (председатель комитета по строительству — ред.), Горбунова или со стороны кого?

— Не думал об этом. Но взял бы кого-то из вертикали. Замглавы администрации района, председателя комитета. Главное, чтобы изнутри человек пришёл.

— Тогда сыграем в игру. Представим, Вас посадили на вечер в моё кресло. Какие три решения Вы бы приняли для своей отрасли, будь у Вас мои полномочия?

— Подписал бы приказ об увеличении штата, это раз. Поменял бы часть полномочий. Вот, к примеру, в комитете по ЖКХ у нас и собаки бездомные, и похоронные услуги, и эвакуационные комиссии. Где ЖКХ и три этих полномочия? Собаки — это ветеринария, комиссии — безопасность. Ритуальные услуги — это даже не знаю, куда.

— Первые два согласен, а ритуальные услуги — это объекты внешнего благоустройства. Кому отдать, комздраву что ли?

— Ещё бы забрал полномочия у муниципалов. Всё время привожу пример карту Ленобласти 1955 года, там 29 муниципальных районов. Хотя бы 36 штук сделать, а то с нынешними двумя сотнями очень сложно работать.

— Мы пытались такое реализовать, но многие не смогли договориться внутри себя. Кого бы Вы уволили из правительства, включая своих подчинённых и коллег?

— Я отказываюсь отвечать на этот вопрос, у меня со всеми, вроде, нормальные горизонтальные отношения.

— Вот оно как… У меня есть претензии к нескольким председателям комитетов, в том числе из вашей отрасли, к кому-то больше, к кому-то меньше. Вот такой вопрос. Несколько раз до меня доходили слухи, что не все хотели внутри правительства, чтобы я шёл на новый срок губернатора. Кому-то не нравится мой характер, считают, всё ему неймётся. Кому-то не нравится положение, думают, меня Дрозденко не видит, а при новом я взлечу высоко. Что говорят в курилке, какого решения ждали по мне?

— У меня встречный вопрос, а эти люди уверены, что сохранят своё рабочее место при новом губернаторе?

— Многие же так не считают, думают, двух губернаторов пересидел, пересижу и третьего. Кто-то считает себя незаменимым. Хотя, чудес не бывает, и я не знаю ни одного губернатора, кто пришёл бы и не поменял полностью команду.

— Команда-то и у Вас меняется, если брать с 2012 года.

— Это да, у нас уже Дима Ялов самый старый по стажу работы в правительстве.

— Я считаю так: если ты заинтересован в своём рабочем месте, надо постараться сохранить и руководителя. Насчёт слухов ничего не знаю, мне кажется, их распространяют те, у кого много свободного времени.

— Слабоватый ответ. Это означает, Вы либо ни с кем не общаетесь из коллег, не выпиваете. Либо выставили психологический блок.

— Да, выставил. С моей точки зрения моделировать будущее — бесполезное занятие. Вы же тоже человек, у Вас есть семья, свои планы, может, Вы сами не хотите быть губернатором. Какой смысл это обсуждать? От меня это точно не зависит.

Философского ума человек

— Ещё хуже спрошу. Что Вас во мне раздражает как в руководителе? Мне говорят, я слишком вспыльчивый, поспешно принимаю решения.

— Бывают решения, которые я поначалу не могу объяснить. Думаю, зачем он это сделал, к примеру. Потом понял, что лучше сразу не анализировать, а подождать, когда будет видно, к чему они привели.

— Ещё я редко хвалю.

— Тут ведь как: не гонят — уже хорошо. Вы же как-то сказали — хочешь, чтобы хвалили, иди в цирк. Раз приняли такую модель поведения, пусть будет. Это же работа. Если мы будем ходить и друг другу говорить, какой ты молодец, лучше не станет. С другой стороны, хвалить тоже надо, конечно.

— Неужели по кадрам не было вопросов?

— Бывало. Но всё равно люди работают те, кто должны, а не те, кого я предлагал. Вам так удобней, Вы же губернатор.

— Вы бы хотели поменять работу? Руководить чем-то крупным, уровня «ЛСР», «ПИК» и так далее?

— Только в том случае, если отсюда уволят. Пока работа здесь есть, я новую не ищу.

— Вдруг бы предложили?

— В первую очередь пришёл бы к Вам. Оно всё равно когда-то произойдёт, или Вы меня пригласите, или я, жизнь конечна.

— Желания такого значит нет?

— У меня нет.

— Это правда, что Вы слушаете проповеди?

— Да. Стараюсь каждое воскресенье ходить лично на исповедь, на причастие и литургию. Подписан на YouTube-канал отца Григорьева.

— Вот как для меня по-новому открываетесь.

— Мне кажется, жизнь должна быть направлена на то, чтобы радость принести людям.

— Философского Вы склада ума. Теперь хотя бы понятно, как Вы это всё выдерживаете. Я тут накануне не смог ответить, посмотрим, что Вы скажете. Как думаете, уже сделали что-то такое, чтобы Вас запомнили в истории?

— Скорее всего, меня вспоминать никто не будет. Но за что мне гордо, так это за музей «Прорыв». Было Ваше поручение и президента, мы его выполнили. Так-то, по сути, в целом результаты у меня хорошие. Мне за себя не стыдно.

Завтра в это же время на 47news – третье интервью Александра Дрозденко. Ответчик — один из руководителей районов.

Беседовал Александр Дрозденко,

специально для 47news

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *