Mobile-review.com Убивая Nokia. Откровенная исповедь бывшего президента компании, часть третья — Mobile-review

Привет.

Рассказ о том, как убивали Nokia изнутри, получился большим, но, на мой вкус, захватывающим. Тут в полной мере присутствуют интриги, подковерная борьба и ходы, которых совсем не ждешь в компаниях с мировым именем. Продолжаем рассматривать хронологию того, как и какими инструментами убивали Nokia. Тем, кто пропустил первые две части, самое время начать чтение с них.

Мы с вами остановились на феврале 2011 года, когда Стивен Элоп, генеральный директор Nokia, публично заявил, что у компании нет шансов с текущими продуктами, а спасением станет сотрудничество с Microsoft, попытка запустить совместные продукты в короткие сроки. На рынке это вызвало закономерную реакцию, акции Nokia отправились вниз, сотрудники компании были возмущены и считали это предательством компании. Но карты были сданы, и игра продолжилась.

Соглашение о сотрудничестве с Microsoft было подписано только 21 апреля 2011 года, юристы долго утрясали положения договора, для Стивена Элопа это было сложное время, ему приходилось отбиваться от атак со всех сторон. В буквальном смысле ежедневно он защищал свою позицию и сделку с Microsoft, препятствия всплывали отовсюду. Надо отдать должное, что Стивен Элоп смог продержаться два безумных месяца, когда давление на него было максимальным.

Чернила на контракте не успели остыть, как тут же в ход пошел заготовленный план: компании необходимо отказаться от такого числа сотрудников, их слишком много, они слишком дорого стоят. Внутри Nokia составлен план, который озвучен уже в мае, – компания официально заявила об увольнении 7 000 сотрудников (12% от штата Nokia на тот момент), а также о том, что до конца 2012 года будет уволено еще несколько тысяч человек. Причина очевидна, все эти люди, работавшие над устройствами и операционными системами для будущих продуктов, не нужны, так как выбрано другое направление развития и Microsoft поможет собственными ресурсами.

Зачистка Nokia началась очень рьяно, Стивен Элоп встречался с рабочими на заводах компании, убеждал, что все получат новую работу. Выступая в штаб-квартире компании в Сало, он обмолвился, что очень ценит вклад каждого и рассчитывает, что Meltemi станет прорывом. В этот момент он уже точно знал, что будет уничтожать все подразделения R&D, которые отвечают за разработку перспективных платформ. В Nokia создали специальную команду из HR-специалистов, что должны были помочь уволенным в трудоустройстве. При этом существовало негласное правило, что сотрудников должны удержать от перехода к прямым конкурентам, например, Apple или Samsung. Никаких действенных рычагов для того, чтобы удержать людей от подобного перехода, не существовало, их просто пытались в этом убедить. Наем бывших сотрудников Nokia шел полным ходом, в 2013 году их накопилось такое количество, что Samsung открыла в Эспоо исследовательскую лабораторию, большая часть сотрудников пришла туда из Nokia. Эта лаборатория возникла не на пустом месте, так как переход сотрудников Nokia был массовым, в Samsung нашли работу тысяче инженеров, разработчиков, людей других специальностей. Благодаря им мы увидели взлет качества устройств от Samsung во множестве аспектов, одним разом компания получила кадры, которые в ином случае нужно было воспитывать десятилетиями, это был подарок судьбы.

Первая волна увольнений прокатилась по Nokia, еще вчера наполненные людьми пространства опустели. В Samsung решили воспользоваться ситуацией и предложили выкупить ненужные подразделения, то, от чего Nokia отказалась. Например, отказ от 7 000 сотрудников должен был сэкономить 1.47 млрд долларов операционных расходов, но этим людям необходимо было выплатить выходные пособия. Южнокорейский гигант был готов не только взять на себя все расходы, но также заплатить за патенты, существующие наработки в железе и софте. Для Nokia это уже был мертвый груз, но за все это компания могла моментально получить миллиарды долларов, и это решало все финансовые проблемы. Насколько мне известно, это предложение никогда не было доведено до совета директоров Nokia, а сама попытка Samsung что-то предложить объяснялась слухами и ничем большим. Промахом Samsung стало то, что компания не решилась делать публичное предложение, которое наверняка было бы принято и скрыть его уже было бы невозможно.

Внутри Nokia закрывались огромные отделы, но после них оставались документация, прототипы, наработки, которые потенциально кто-то мог использовать. Во второй половине 2011 года служба безопасности Nokia получила распоряжение начать уничтожение всего, что было связано с проектами по MeeGo, Meltemi и рядом других наработок. Никаких объяснений не приводилось, да они и не были нужны. Те, кто работал над этими проектами, покинули компанию, а значит, нужно уничтожить следы их работы.

Прототипы устройств уничтожались физически, от них не оставалось ничего, кроме описи в бумагах компании. Один из бывших сотрудников Nokia рассказал, как это выглядело на деле. Он остался в отделе одним из последних, ему нашли работу в маркетинге Nokia, поэтому он просто перемещался в другой офис. Отвечая за продукты до того, он видел множество устройств, что уже были готовы к запуску на рынке, а также это были ранние прототипы. В отделе они хранились на специальных стеллажах, каждый проект имел свой набор устройств.

Вместе с сотрудником безопасности они описали каждый из прототипов, указали его номер, кодовое имя. Список получился большим, на нескольких листах А4. Затем все эти устройства были собраны в несколько ведер, и вместе они отправились на подвальный этаж, туда, где стояли мусорные баки. Один из баков был заполнен осколками разбитой электроники, процесс уничтожения был прост и незамысловат. Телефон клали на верстак и тут же били по нему большим молотком. Осколки сметали в одну кучу и сгружали в этот контейнер. На уничтожение прототипов из одного отдела ушло чуть больше часа, затем были поставлены подписи, что все телефоны утилизированы, история завершилась.

Мой знакомый не отличается сентиментальностью, но вчитайтесь в то, что он сказал: «Я поднялся в офис, зашел в пустую комнату и понял, что мы только что уничтожили работу сотен людей. Кувалдой. Мы создавали avante-garde, мы были первыми во многих технологиях, и на моих глазах все это разлетелось на мелкие осколки. Я впервые плакал от бессилия, это был момент, когда я понял, что Nokia уничтожили навсегда. Никто не уничтожает технологии, которые стоят миллиарды и которые создавали десятилетиями. Оставаться там было невыносимо».

Несколько дней спустя он случайно встретился в столовой с сотрудником безопасности, который уничтожал прототипы. Они перекинулись парой фраз, одна из них врезалась в его память: «Мне это самому не нравится – махать молотком и разбивать то, что я должен был хранить. Но это доверили только мне, я один разбил все, что вы тут, ребята, создали».

Думаю, что причина столь спешного уничтожения всех разработок Nokia была в том, что топ-менеджмент компании опасался, что Samsung, так или иначе, получит доступ к ним. Эти наработки были совершенно бесполезны для Microsoft, они могли пригодиться как Samsung, так и другим производителям, но в Nokia решили, что этого не должно случиться. Носители информации, спецификации и другая техническая документация также пошли под нож, уничтожали все таким образом, чтобы не было ни малейшего шанса что-то восстановить.

Удивительных моментов в этой тайной истории Nokia огромное количество. Например, инженеры, что ушли в 2011-2013 годах в другие компании, считали, что многие их изобретения остаются собственностью Nokia, на них получены патенты, но в суматохе их об этом не предупредили. В процессе уничтожения всех следов разработок под нож пошли многие наработки, которые в итоге были восстановлены в других компаниях. Многие вещи «изобрели» второй раз. Варварское уничтожение интеллектуальной собственности было актом вандализма, иначе охарактеризовать его невозможно.

Разрушение продаж Nokia – легендарный долгострой Nokia N8

В начале 2010 года в Nokia готовятся к запуску Symbian 3 и первого смартфона на этой ОС – Nokia N8. Флагман компании должен стать тем ответом Android, iPhone и Blackberry, которого все ждут от компании. Мировой анонс этого аппарата случился мимоходом в «Бирюльках», где я описал свои впечатления от него, а скорее от стратегии Nokia, которая была глубоко ошибочной.

Смартфон еще не был анонсирован, я не придавал большого значения этому тексту, внутри Nokia прекрасно знали про мои мысли и про то, что эта заметка появится. Так как утечки аппаратов от Nokia случались постоянно, у нас была договоренность с PR-службой Nokia – в случае, если я публикую фотографии и какую-то информацию по необъявленным моделям, меня исключают из коммуникаций по этим моделям. В остальном же мы продолжаем общаться, как и всегда, тут нет никаких изменений. Но Nokia N8 был болезненным для компании и топ-менеджмента, считалось, что восприятие этого смартфона должно быть на пять с плюсом, а первое появившееся мнение было нелицеприятным. Капитализация Nokia ухнула в тот день на несколько миллиардов вниз, а «обзор» невышедшей модели растиражировали по всему миру.

Убивая Nokia. Откровенная исповедь бывшего президента компании, часть третья

Судьба прихотлива, и в один день из журналиста, имеющего доступ в святая святых компании, я неожиданно превратился в персону нон-грата. В блоге Nokia меня не называли, но требовали вернуть «украденного финского ребенка», российское представительство компании попыталось обвинить меня в краже и вытребовать возврат прототипа, которого у меня не должно было быть. Удивительно, что устройство я получил от одного из топ-менеджеров компании с просьбой честно сказать, что я о нем думаю. Не проникал в офис Nokia под покровом темноты, не взламывал замки и не изображал из себя черного плаща. К моменту появления заметки у меня уже не было прототипа, даже при желании вернуть что-то в компанию было невозможно.

Убивая Nokia. Откровенная исповедь бывшего президента компании, часть третья

Топ-менеджеры Nokia в 2010 году чувствовали себя раскованно, они могли позволить себя все что угодно. Зачем мне давали прототипы и спрашивали мое мнение? Ответ кроется в том, что я редко промахивался с оценкой перспектив того или иного аппарата. Это было взаимовыгодно, я получал доступ к информации, и никаких ограничений на меня это не накладывало. А в Nokia могли откорректировать то, как они представляли модели на рынке, что говорили про них, в какую обертку заворачивали.

За отсутствием состава преступления уголовное дело не было заведено, неоднократные попытки возобновить его не привели ни к чему. Признаюсь, что мне не нравилось, когда звонят мне, моим близким и «для вашего блага» предлагают встретиться, чтобы урегулировать все вопросы. Звонили не сотрудники Nokia, а те, кто представлялся сотрудниками правоохранительных органов. Ответ всегда был один и тот же – вызывайте повесткой, и мы приедем с юристом. Моя упорство обернулось тем, что неформально побеседовать приходили и ко мне домой, прямым текстом намекали, что состав преступления может и появиться, если я не буду идти навстречу. Но постепенно ситуация сошла на нет, хотя еще несколько лет в Nokia тратили бюджеты на то, чтобы дискредитировать мое мнение про продукты компании. На форуме постоянно появлялись боты, что сообщали про мои обиды на Nokia, про то, что меня нельзя слушать в этом вопросе и я насквозь продажен. Параллельно агентства, что занимались этим негативом, предлагали урегулировать вопрос мирно: я забываю про существование Nokia – они забывают про негатив. И каждый живет мирно. Официальная позиция Nokia мне неизвестна, так как весь этот негатив создавался чужими руками, сомневаюсь, что где-то хранятся указания в письменном виде из того времени. Но то, что компания Nokia пыталась выпить у меня всю кровь до последней капли, это факт!

К ноябрю 2010 года становится понятным, что новые смартфоны на Symbian 3 имеют хорошие продажи, Nokia продолжали любить. Проблемой были только заводские дефекты, уровень брака в этих моделях оказался запредельно высоким, у нас вышло небольшое расследование относительно этого.

До того мы сталкивались с браком в ряде других устройств Nokia и всегда помогали инженерам компании, делились информацией. В этот раз отправленные письма просто вернулись, с удивлением узнал, что наш почтовый домен был внутри Nokia заблокирован. У меня это вызвало улыбку, так как напомнило борьбу Давида с Голиафом, огромная корпорация вела себя, как маленький напуганный ребенок.

После выхода статьи про брак в Nokia N8/C7 меня не ругал только ленивый, работая для читателей и пытаясь дать им информацию о проблемах в устройствах, я получал тонны негатива. Один из людей, что успешно очернял меня в социальных сетях и на нашем форуме (точнее, стоял за этим), признался: «Старик, ты сам подставил свой борт под залп из всех орудий, теперь огребаешь по полной. Nokia – это бренд, и даже выпусти они телефон, который не будет включаться, человек скорее поверит, в то, что делает что-то не так, чем в то, что он сломан». Сила бренда Nokia была такой, спорить с этим не приходилось, особенно в России.

Жизнь учит людей терпению, и этот урок я выучил, дадим слово Ристо Сийласмаа, он описывает ситуацию с Nokia N8: «Мы продолжали сражаться за качество. N8, наш флагман Symbian, оказался пустышкой. За январь было возвращено 35.8% продукции. В феврале вернулось 24.6%, т.е. каждый четвертый телефон принесли обратно в магазин. Считается, что для дешевых устройств приемлемый процент возвратов – 2%, для дорогих – от 5 до 10%. Это нормально: мы выдаем пользователю новый девайс, обычно он работает, и все довольны. Доля выше 10% уже болезненна, она обходится дорого, и вдобавок после пары таких замен покупатель просто не обратится к нам в следующий раз».

Приятно, когда мою точку зрения подкрепляют слова человека изнутри Nokia, пусть между ними и лежит десять лет. Этот аппарат оказался пустышкой, его возвращали по всему миру, а Россия была счастливым исключением, тут возвраты не превысили 10%. И это снова благодаря любви к Nokia, что была иррациональной и живет в России даже сегодня.

Замахнулся на то, чтобы рассказать эту историю как можно более лаконично, но так не получается, нужно отходить в сторону и рассказывать о многих событиях, что происходили тогда, и о том, как они происходили. Это передает дух времени, позволяет ощутить, в каких условиях разворачивалось описанное.

В следующей части (да, будет еще как минимум одна, а то и две части) расскажу, как создавался первый смартфон Lumia 800, почему в Nokia проигнорировали все тревожные звоночки и даже не узнали, что умеют инженеры Microsoft, а в чем они полные профаны. Это будет очень детальный взгляд на то, что происходило внутри Nokia в тот год. Оставайтесь на связи!

Ссылки по теме

Поделиться

Мы в социальных сетях:

Есть, что добавить?! Пишите… eldar@mobile-review.com

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *